[Мемуары] Рокина Наталья Александровна

История 7-я «Мои воспитательницы»

Наш переезд из Шадринска в Каргаполье, я не помню.

Мы поселились в больнице, в кухонном доме, вход был с правого крыльца. Во второй половине была больничная кухня с огромной русской печкой и камином-подтопком. Стряпка, Софья (Жилина Софья Матвеевна Т. Р.) и повариха Маша жили на кухне, стряпали хлеб, готовили пищу для больных. Вдоль стен всей кухни были широкие деревянные лавки, тут же стоял большой стол. В кухне всегда были люди. Грелись у печки и покуривали, старики: плотник Семенушко и кучер Мишенька. Забегали и сиделки из корпусов, работники приемной, фармацевт Фелицата, кстати, мамина соперница. Постоянным посетителем кухни была я. С утра приходила через дверь за печкой, которая соединяла нашу квартиру с кухней. Не только из детского любопытства приходила я сюда, меня просто не с кем было оставить. Своих детей у Софьи и Марии не было и они «воспитывали» меня. Следили за мной, относились хорошо. Брали «помогать». В субботу кухня чистилась и мылась, а в воскресенье все уходили или уезжали в село, на базар. Задолго до поездки я начинала проситься, чтобы на базар взяли и меня. Мне говорили: «Помогай мыть кухню, вот, вымой железку (у подтопка Т.Р.), тогда и поедешь!» Мне давали «уротчины», и я тщательно их выполняла.

В селе я уже бывала, ездила с Мишенькой по поручениям. Он часто брал меня с собой, для безопасности усаживал в кошовку между беседкой и передком.

Но базарные поездки, дело другое, они были праздником! В воскресенье Софья и Марья наряжались, подводили углем брови, румянили щеки красными бумажками, надевали пуховые шали, одевали меня и, Мишенька вез нас на базар. Было весело, то и дело встречались знакомые, все раскланивались, обменивались новостями. На базаре покупали семечки, крендели, конфеты и черного цвета «жвак» из берёзовой коры, всякие обновки. «Побазарничав», обязательно заходили к Насте Хомяковой, поворожить. Ах! Как мне нравились эти поездки! Я жадно вслушивалась, о чем говорят вокруг меня. А гаданье?! Мы все затихали, ожидая, как Хомячиха, так её называли Софья и Марья, будет раскладывать бобы: по 4, по 3, по 2. Потом она раскладывала карты и приговаривала. Когда выпадала пиковая дама, они говорили о какой-то «злодейке», говорила также о свиданиях, и нечаянном интересе, госте при пороге и о болячках. Вскоре я узнала, что слово «марьяжные», означает, — жених и невеста. Софья и Марья уезжали от Хомячихи, довольные ворожбой, веселые, благодарили хозяйку базарными гостинцами и обещали непременно быть в следующее воскресенье.

comments powered by HyperComments